Версия для
слабовидящих

Папина жизнь

Дейв Хилл

Кружки и клубы
К списку книг

Как говорит ирландский комик Дилан Моран, «для детей отец — это сила, стихийная сила, но никто, в сущности, не знает, что это за парень». Возможно, именно поэтому читателям так интересны книги, раскрывающие опыт отцовства. Вслед за Тони Парсонсом за любопытную тему взялся британский журналист Дэйв Хилл, объединивший материалы своей авторской колонки в книгу под названием «Папина жизнь». Историю разведенного отца и его троих детей, живущих на два дома, автор рассказывает с подкупающей откровенностью и иронией.

В один прекрасный день жена художника Джозефа Стоуна сообщила, что съезжает к парню по имени Крис. С собой она прихватила кухонный стол, стереосистему и фамильные ползунки. Несколько обескураженному Джозефу оставили дом, потрепанную машину и троих ничего не понимающих детей. Здесь, конечно, можно было бы утонуть в волнах жалости к храброму отцу-одиночке, который и колыбельную споет, и мать родную заменит. К счастью, автор этому соблазну не поддается, его персонажи несколько сложнее этого мелодраматического клише. Жена здесь не бессердечная мать-кукушка, а вполне нормальная, хоть и раздражающе рациональная, женщина. У нее просто хватило смелости первой разорвать давно ставший формальностью брак. Вскоре после расставания экс-супруги договариваются о «разделе детей». Половину своего времени тройка проводит с отцом, а половину — в новом «мамином доме», где их ждет много новых игрушек, отдельные комнаты и доброжелательный отчим. Казалось бы, вот отличный пример цивилизованного разрыва, без скандалов, раздела имущества и эмоционального шантажа. Однако ни в «папиной», ни в реальной жизни такие вещи не проходят легко. Герой книги испытывает широчайший спектр эмоций: сладостное облегчение от того, что брак наконец распался, ревность к «маминому дому» с его бесконечными соблазнами, стыдливый интерес к представительницам противоположного пола... Но чаще всего Джозеф просто смеется над собой и той странной ролью, которую судьба отвела ему в этой истории. Он перед нами как на ладони: художник, вынужденный красить стены, чтобы платить за дом, создатель малоаппетитных блюд из всего, что завалялось в холодильнике, штатный утешитель и груша для битья.

В этой книге не много умильных сцен, когда все члены семьи пребывают в любви и согласии. Дети очень по-разному переносят свалившееся на них известие. Серьезная юная дама Глория берет на себя роль воспитательницы для бестолкового отца. Пятилетний Джед становится замкнутым и враждебным, а совсем еще маленький Билли как ни в чем не бывало ведет беседы с игрушечными зверями. Что делать, если один сын заявляет, что у мамы ему нравится больше, а другой решает нарядиться Белоснежкой на школьный маскарад? Пожалуй, только смеяться над собой. Юмор в этой книге действительно хорош — в шутках чувствуется британский акцент, этакая смесь парадоксов и легкого самоуничижения. Однако в остальном авторский стиль ничем особенным не отличается. Дэйв Хилл пишет по-журналистски бойко, не давая нам поводов останавливаться и смаковать языковые изыски. Вместо этого внимательный читатель будет спотыкаться на опечатках, которых в этой книге и правда многовато. Впрочем, тем, кто вслед за мной увлечется сюжетными перипетиями «Папиной жизни», добраться до финала книги уже ничто не помешает.

Нравится: Поделиться:

Комментарии

Отправить

Спасибо! Ваш комментарий добавлен, и будет размещен на сайте после проверки модератором.